Погода:
Киев сегодня
Киев
Донецк
Одесса
Львов
Харьков
Санкт-Петербург
Москва
Сегодня Завтра
НБУ
НБУ Межбанк Наличные
EUR
32.28
USD
28.08
RUB
0.43
EUR
32.27
USD
28.15
RUB
0.43
EUR
29.22
USD
26.07
RUB
0.46
Вячеслав Хруслов: В Тюмени меня пытали часа полтора
Вячеслав Хруслов
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Текущий рейтинг
0/5 (0 голосов)
После возвращения из Норвегии перед нами сначала выступили люди Безверхого, чуть позже - Григорий Суркис

Во второй части интервью UA-Футбола бывший защитник "Динамо", "Металлиста", а ныне - спортивный директор харьковского клуба рассказал, как Суркис менял Безверхого в "Динамо", Матвеев из "Шахтера" лишил возможности сыграть против "Барселоны", о тайных связях Сабо, ровенских, харьковских и тюменских бандитах, провале сборной Фоменко на Евро-2016 и то, как "Днепр" добрался до финала Лиги Европы.

Окончание. Первая часть интервью с Хруслова - "Маркевич выгонял Рикуна из тренировок, а на следующий день он с похмелья ассистировал Жажа Коэльо"

- Вячеслав Михайлович, весной 1993-го "Динамо" выиграло и чемпионат, и Кубок Украины. Казалось, что "Карпаты" в финальном матче киевляне обыграли за явным преимуществом.

- Да. Львовяне были от нас заметно слабее. Лишь в конце встречи, когда были впереди 2:0, немного расслабились и пропустили один мяч. И то "Карпаты" пожалел, назначив в наши ворота довольно спорный пенальти, арбитр Владимир Пьяных. Тогда у Димы Топчиева особые счеты с львовянами были. В Киев он переехал именно из "Карпат" и явно имел на Мирона Маркевича какую-то обиду. Когда Дима забил мяч, показал Мирону Богдановичу неприличный жест. Это не очень красиво, но все мы люди эмоциональные. К слову, мы с Топчиевой поддерживаем контакт. Он живет в Никополе, тренирует детей в одном из соседних сел.

Эмоции вокруг кубковой победы были особенными. Ведь играли в Киеве, на трибунах собралось почти 50 тысяч человек. До этого на нас столько людей на протяжении того времени, когда за "Динамо" выступал я, не приходило ни разу. Витю Леоненко после матча носили на руках. Я тогда тоже раздал автографов больше, чем за всю оставшуюся жизнь.

- Тогда президентом "Динамо" еще был Виктор Безверхий.

- Лично Безверхого почти не знал. Пересекались несколько раз, ситуативно. Чувствовалось, что он добрый и очень любит футбол.

- Правда, что было время, когда при руководстве Безверхого "команде не могли купить минеральной воды"? Кажется, так говорили при смене владельца клуба журналисты, которые стремились понравиться Григорию Суркису.

- Особых проблем в период своего пребывания в "Динамо" не припомню. В конце концов, я был человеком новым и, возможно, чего-то не знал. Все условия для тренировок, подготовки, отдыха, переездов были созданы. Смена власти в "Динамо" состоялась, как раз когда команда вернулась со сборов в Норвегии. Прибыли в аэропорт, где нас встретила сначала одна, потом другая делегация. Сели в автобус и поехали на базу в Конча-Заспу. Там нас собрали на сборы. "Сейчас перед вами выступят одни люди, потом - другие, - говорит Фоменко. - Послушайте и примите решение".

Должен сказать, что слухи о каких-то трудности начали появляться незадолго до нашего отлета в Норвегию. Мол, денег в клубе нет, имущество распродается. Кажется, тогда от Фоменко впервые услышал фамилию Суркис. В Норвегии все было спокойно, зарплату и премиальные выплачивали вовремя. Платили нам тогда в долларах. Придерживались в клубе и традиции - вылетать после получения ежемесячного заработка куда-то за границу. Не на матчи, а с туристической целью. Кажется, в апреле утром полетели в Грецию, погуляли, на вечер вернулись, провели матч чемпионата и получили зарплату.

Динамо (Киев) 1993. Стоит крайний слева - Виктор Безверхий

Так вот, после возвращения из Норвегии перед нами сначала выступили люди Безверхого, чуть позже - Григорий Суркис. Он пообещал нам хорошие условия, кажется, поднял зарплату вдвое увеличил размер премиальных. Индивидуальные условия должны были обсудить при подписании контрактов. Когда Григорий Михайлович уехал, нас собрал Фоменко. "Ребята, вам все объяснили? - говорит. - У одних денег нет, у других есть. Выбирайте. Должны определяться уже и сейчас". Мы единогласно поддержали Суркиса. Учли, что он предложил живые деньги, а не обещания. В следующие несколько дней нас вызвали Фоменко и Сабо, со всеми подписывали контракты. Все было солидно. Думаю, о том, что так тогда произошло, никто в "Динамо" не жалуется и поныне.

Могу сказать, что провел в "Динамо" самый яркий этап своей карьеры. Жаль только, что видеовоспоминаний с тех пор почти не осталось.

- Виктор Леоненко тоже на это жаловался. Но он хотя бы записью домашнего поединка с "Барселоной" в 1993-м может похвастаться. Ту встречу вы пропустили.

- Из-за того, что не сыграл ни в одном из поединков против каталонцев, осадок в душе остался на всю жизнь. Но представьте: я в тех матчах не играл, но ностальгия от воспоминаний осталась. Вспоминаю гола Паши Шкапенко и Вити Леоненко, атмосферу на стадионе и от эмоций мурашки бегут по коже. А сыграть не смог, потому что за две недели до первого поединка с "Барселоной" Олег Матвеев из "Шахтера" жестко прыгнул мне в ноги в середине поля. Голеностопный сустав вывернулся и восстановиться не смог. Врачи делали все, что могли. Где-то за неделю до игры с каталонцами даже попытался потренироваться, но случился рецидив травмы. Врачи замотали ногу, но тогда понял, что это уже все. Сел после тренировки и заплакал.

"Барселона" могла стать для меня матчем жизни. Но наблюдал за игрой на трибуне. Признаюсь. когда судья дал финальный свисток, мы выиграли 3:1 и над заполненным Республиканским стадионом начала звучать песня "Динамо", "Динамо"!", на глазах появились слезы. А в Барселону не ездил. Тогда травмированных игроков в состав делегации не включали. К сожалению.

- В состав вы вернулись довольно быстро.

- Но играл недолго. Где-то в середине ноября поехали на матч чемпионата в Тернополь. В тот день было очень холодно, поле замерзшее, покрытое льдом, а поверх устлано снегом. Попробовали на разминке какое обувь, понемногу приноровились. А на сам матч я, кажется, единственный надел бутсы на шести шипах. Другие - на 13-ти. "Ну что, скользко?" - спрашиваю в перерыве. "Нет, нормально" - отвечают. А в шести бегалось тяжеловато. По крайней мере, чувствовал дискомфорт, так что переобулся в копачки на 13-ти шипах. Все складывалось хорошо, но под конец игры бегу к воротам, стараюсь прервать передачу с правого фланга. Заношу левую, а опорная права идет под себя. Навалился на ногу всем весом и даже слышу, что там все рвется и ломается.

Сначала ничего не понял, упал. Лежу, а подняться не могу. Врач Владимир Малюта заморозил, но не помогало ничего. Вывели меня за ворота, как-то к раздевалке допрыгал, а там минут через пять нога сильно отекла. Сразу после матча позвонили врачу Ярославу Линько. Он все понял и сказал, что ситуация сложная. Когда прилетели в Киев, нога уже не просто не помещалась в кроссовок, а отекла настолько, что казалось треснет.

Снимок показал перелом лодыжки. Перенес две операции. Во время первой в ногу вставили пластину, семь шурупов. Через полтора месяца во время повторного хирургического вмешательства все это вынимали. Врачи тогда приписали антибиотики, один из которых мой организм не принял. Последствия были страшными: за ушами, на руках, в паховых зонах тело покрылось волдырями, которые страшно чесались. Едва тогда не умер. Когда Фоменко приехал меня навестить, от увиденного ужаснулся. Что Михаил Иванович - в больнице переполох поднялся. А то 90-е годы, лекарств не хватает. Еле нашли мне в военном госпитале что-то действующее. Затем, после дополнительных анализов, мне объяснили: "В дальнейшем пенициллина или его аналогов не употребляй ни при каких обстоятельствах. Иначе умрешь".

- Впрочем, в "Динамо" вы не играли, пожалуй, не столько из-за травмы, сколько из-за изменений на тренерском мостике.

- Ситуация в клубе сложилась такая, что некоторые люди только ожидали, когда Фоменко оступится. "Динамо" проиграло в 1/8 финала Кубка "Вереса" и Михаил Иванович ушел в отставку.

- Слышал, будто Фоменко поплатился за то, что сдал ровенчанам место в четвертьфинале.

- Кто знает. Михаил Иванович позже возглавил "Верес". Но я считаю, что судьба Фоменко была предопределена. Возможно, именно поэтому он решился на такое решение. Дело в том, что у Сабо в то время были хорошие отношения с Григорием Суркисом. Через друга детства, который живет в Германии. Йожеф Йожефович мечтал, чтобы стать в "Динамо" главным, а Григорий Михайлович вроде дал ему соответствующее обещание. Да, с Фоменко был действующий контракт, но в случае неудачи его можно было расторгнуть.

Неудач долго не было. За "Барселону" команду упрекнуть не мог никто, а из десяти стартовых матчей в чемпионате-1993/1994 мы выиграли девять при одной ничьей, в том же матче против "Шахтера", в котором я травмировался. Смотрю: Сабо нервничает. Мы еще удивлялись, а Йожеф Йожефович бегал по отелям, смотрел, кто чем занимается. "Что у вас тут? Все в порядке? - забегает к нам в номер. - Давайте зайду посмотрю". Заходит, вынюхивает. К Лужному, Шмату или Леону Сабо заходить боялся. Ибо могли послать или даже по морде дать. Зато на тех, кто жил в общежитиях или отелях, можно было оторваться. На мне, Шкапенко, Саше Призетко.

... Фоменко меня потом за собой в Ровно звал. "Приезжай, с тобой хочет президент поговорить", - говорит Михаил Иванович. Тогдашний владелец "Вереса" Валерий Коротков - тоже родом из Харькова. Послушал его, понаблюдал за распальцовкой, за всем тем "машина для меня - кусок металла, дам, какую хочешь", "зарплату дам больше, чем в Киеве". "Это действительно так?" - спрашиваю потом Фоменко. "Я не знаю, - отвечает Михаил Иванович. - Он мне тоже обещает". В конце решил, что ситуация неопределенная. Вернулся в Киев. Григорий Суркис дал телефон тюменского "Динамо-Газовик". Там разговор был более четкой. Быстро согласовали вопрос по зарплате, которая была такой же как в Киеве, а может и чуть больше, с премиальными. "Выбирайте, - говорит Суркис. - За Тюмень я ручаюсь. По Ровно ничего сказать не могу".

- Насколько мне известно от других украинцев, которые тогда играли с вами в Тюмени, всего заработанного получить не удалось.

- Немного нас "прокинули". Не заплатили, да еще и завершилось все тем, что натравили на меня бандитов. Именно на меня, потому что другие динамовцы - Кутепов, Призетко, Пономаренко - оставались. А я уходил. Вот руководство клуба и нашло способ не заплатить 30-ку задолженности. Прицепились к тому, что я, мол, продал матч в Набережных Челнах. Мол, тренер соперников Валерий Четверик признался. "Что же ты на меня гонишь? - спрашиваю Четверикова. - Что я тебе сдавал?". "Ты что? Ничего я не говорил", - уверял тот. Не знаю, возможно, президент клуба Владимир Долбоносов сам выдумал эту историю. Часа полтора меня пытали. Конечно, ничего им это не дало, потому как оговаривать себя я не стал. Долбоносов, сынок которого тоже играл в команде - тварь редкая. Сначала думал рассказать о том, что произошло, Григорию Суркису, но по возвращении в Киев жаловаться не стал.

Динамо-Газовик (Тюмень). 1995

Хотя с чисто футбольной точки зрения воспоминания о Тюмень остались самые лучшие. Началось все для меня с нулевой ничьей со "Спартаком". Повозили нас москвичи знатно. Кутепову в том матче поотбивали все, что можно. Да и сам он играл так самоотверженно, что головой в стойку влетал. Ловил Игорь все, что можно. Должен сказать, что в то время в России было больше денег и соответственно чемпионат там был сильнее нашего. Интересно было. И с материальной точки зрения до определенного момента тоже проблем не возникало. Единственное, что смущало - длительные разъезды. И то не первая, а высшая лига была.

- Судя по статистике, за два сезона в составе "Динамо-Газовик" вы сыграли примерно в половине матчей.

- В 1995-м получил тяжелую травму в первом же матче. Это был март, ранняя весна. Играли против "Торпедо" в Москве. Забил мне кто-то из соперников бедро так, что наутро, когда должны были ехать в аэропорт и возвращаться в Тюмень, не мог подняться с постели. Правая нога была вдвое шире левой. Чуть в штаны влез! Но к следующему матчу против "Ростсельмаша" дома врачи как-то меня восстановили. Играл и дальше, но чувствовал дискомфорт. Вскоре же случился тот инцидент с бандитами и на том моя тюменская история завершилась.

- Карьеру вы продолжили в "Металлисте", который только выбыл из высшей лиги в первую.

- 34 года, как-никак ... В Харькове в то время была полная разруха. Не осталось просто нечего. Стадион разваливался. Тогдашний владелец клуба Дмитрий Дроздник вроде какие-то деньги вкладывал, но этого было мало. Для тренировок имели лишь небольшой по размеру зал. "Хруслику, дай денег" - регулярно обращался Дроздник. Душа у меня хорошая. Немного поколебался и давал. "Что ты Вийо ...? Я тебе все отдам, - Дроздник был блатным и разговаривал соответственно. - Ты дал мне сто, а верну тысячу ". Прошло месяца два и я уже понимал, что о своих деньгах могу забыть. Дроздник кормил команду обещаниями, а вскоре были проблемы с правоохранительными органами, скрывался, суд арестовывал его собственность.

Команду Виктор Удовенко создавал практически с нуля. Было несколько опытных игроков. Остальные - молодежь, почти все харьковские. Саша Карабута сначала уходил, потом возвращался. Это хорошо, что "Металлист" в трудное время подобрал Валерий Бугай. Точнее, они сначала финансировали клуб вдвоем с Дроздником. Но потом Дроздник поступил с Бугаем примерно так, как Авдыш с Ищенко. Валерий Михайлович отошел в сторону и дождался момента, когда команда была доведена почти до ручки. Возрождение "Металлиста" началось с приглашения на пост тренера Михаила Фоменко. Даже не знаю, чья это была инициатива - Бугая или Сергея Стороженко, который в этот момент тоже был рядом.

Так или иначе, Фоменко пришел всерьез и надолго. Все потому, что Бугай имел понимание и не совал нос в тренерскую работу. У Дроздника такой недостаток был. Он любил рассказать Удовенко, кого выставлять, как надо играть. Конечно, президент клуба может высказать пожелания, сказать, что видит на этом месте другого футболиста. Но не в категоричной форме. Такие вещи не нравились ни Фоменко, ни позже Маркевичу. Эти люди оставались независимыми. И, видимо, поэтому стали успешными тренерами.

- Вы при Фоменко из игрока превратились в тренера.

- Пока были силы, еще играл. Постоянно менялись с Ваней Панчишиным - то он играл на позиции центрального защитника, то я. Но команда росла, претендовала на возвращение в высшую лигу. У Фоменко либеро должен был страховать прострелы с флангов. Я спорил, говорил, мол, что будет, если смещусь в сторону, а нападающий забежит на 40 метров в другую сторону. "Это твои проблемы, - отвечал Фоменко. - Ты должен успевать". "Я же не успею даже физически" - не сдерживал эмоций, но тренер оставался непреклонен. "Должен. Не успеваешь - твои проблемы".

Спорить с Фоменко, откровенно говоря, невозможно. Пожалуй, это качество он перенял у Лобановского. И эмоций на людях не проявлял точно так же, как Валерий Васильевич. Просматривал недавно фрагменты поединке с "Барселоной". И когда забивал Шкапенко, и когда пенальти реализовал Куман, и когда дважды забил Леоненко, реакция тренера была одинаковой. Точнее, ее не было. Впрочем, бескомпромиссным Фоменко оставался, когда что-то касалось дела. На жизненные темы Михаил Иванович общался охотно. То он внешне такой строгий. Это подтверждал в частности Артем Федецкий, который не так давно играл у Фоменко в сборной. "Нормальный мужик, может разговаривать на любую тему, пошутить", - говорил. Это у Леоненко не о чем было с ним говорить. Видимо, все зависит от интеллекта человека.

В конце 1997 Михаил Иванович говорит мне: "Хватит мучить футбол. Работай уже тренером". Вообще, этот период деятельности Фоменко во главе "Металлиста" был постоянным движением вверх. Считаю, что будь на месте Михаила Ивановича любой другой тренер, мы бы с этим подбором исполнителей таких результатов не продемонстрировали бы. Футболисты у нас были хорошие, но до уровня национальной сборной никто не дотягивал и в помине. В частности, взял Фоменко нескольких сумских ребят - Дмитрия Рудняка, Алексея Таргонского. Хорошо выглядели Витя Иваненко, Вадим Гольдин. Михаил Иванович выжимал из этих ребят то, на что они были способны. "Теряете мяч - сразу отбирайте. Боритесь, сражайтесь, играйте друг за друга, за семьи, за детей, за родителей", - говорил. Настраивать Фоменко умеет прекрасно. Как следствие, в элитный дивизион "Металлист" вернулся через два года, а через три сезона фактически получили право выступать в еврокубках.

- Только "Металлист" там не сыграл. Сергей Стороженко в книге "Пройти свой путь ..." дал понять, что тогдашний президент ФФУ Григорий Суркис протолкнул фактически волевое решение в пользу запорожского "Металлурга".

- У "Металлиста" с запорожцами было равное количество очков и согласно регламенту выше в таблице должны расположиться именно мы. А что творилось в кулуарах судить не мне. Точнее, что-то я слышал, что-то рассказывал тот же Сергей Михайлович. Однако очевидно пока о том, что случилось на самом деле, говорить рано.

- Общались с Фоменко после того, как он ушел из сборной?

- Все собираюсь позвонить. Честно говоря, немного обидно, что так все закончилось. Ведь в целом при Фоменко сборная играла довольно неплохо. Только завершающий этап не сложился. Теперь поехал Михаил Иванович в Сумы, все о нем забыли. Я знаю, как тяжело он переживает неудачи. Только на людях остается спокойным.

- На ваш взгляд, на Евро сборная провалилась из-за ошибок Фоменко?

- Чтобы ответить на этот вопрос, надо находиться внутри коллектива. Из общения с людьми, которые были в сборной, могу сделать вывод, что Словению в раунде плей-офф побеждала одна команда, а на следующие сборы собралась совсем другая. С ментальной точки зрения. Почему? Можем только догадываться. Тренер может говорить что угодно, давать какие-либо установку. Но что-то изменилось в головах футболистов. Удивило меня, скажем, то, что на заключительный этап подготовки к Евро футболистам было разрешено отправиться вместе с женами.

- В "Металлисте" или "Днепре" Мирон Маркевич практиковал нечто подобное постоянно.

- На сборы. Брали жен в самолет на матчи еврокубков, не говоря уже о финале Лиги Европы. Иногда платили за перелет, а в отдельных случаях, когда в поездку в Милан на поединок с "Интером", жены вообще летали бесплатно. Самолет был полупустой. В конце концов, не думаю, что присутствие жен сильно повлияло и сборников. Причина была в чем-то другом. Есть информация, что отношение большинства футболистов изменилось, причем кардинально.

- Может, именно поэтому Михаил Иванович и начал делать ставку на игроков "Шахтера"?

- Не исключено. По моим наблюдениям, слишком часто отдельные люди вставляли Фоменко в колеса палки. Начиная с "Металлиста". Очевидно другое: того единственного коллектива, который мы видели в отборе, в финальной части Евро Украина не имела. Конфликты между Ярмоленко и Степаненко в матче "Шахтер" - "Динамо" и между футболистами "Днепра" и "Зари" тоже бесследно не прошли. Люди вроде бы и пожали друг другу руки, но осадок на душе остался. Обидно, потому что команда имела прекрасную возможность проявить себя на Евро ... Некоторые люди высказывают мнение, что Фоменко надо было уйти сразу после победы над Словенией. Но я бы на его месте тоже не пошел. Потому что такой шанс дается раз в жизни. В конце концов, Михаил Иванович в любом случае проиграл бы. Пошел бы сразу – сказали бы, что боится. Зато остался и проиграл - все забыли об успешных годах работы.

- Вернемся однако к "Металлисту". Подниматься по-настоящему команда начала после того, как владельцем клуба стал Александр Ярославский, а тренером - Мирон Маркевич.

- У Мирона Богдановича другое, не похожее с Фоменко видение игры. Михаил Иванович исповедовал киевский стиль, основанный на физической готовности, прессинге. В конце концов, Фоменко отталкивался от футболистов, которые были у него под рукой. Борьба, подборы - это был лучший вариант. Зато у Маркевича футболисты должны были собственно играть в футбол - мячик внизу, много средних и коротких передач. Команда должна думать на поле. Причем так было сразу, еще когда "Металлист" был укомплектован украинскими исполнителями. Мирон Богданович приехал в Харьков вместе с помощником Сергеем Ковальцом. Остались в штабе и местные - я, Александр Иванов и Андрей Кудимов.

Металлист 2006

Сначала Маркевич разобрался с теми игроками, которые остались, а затем постепенно начал усиливать состав. В основном приглашал тех, кто не подходил "Динамо", "Шахтеру" и "Днепру". Ярославский в то время "горел" командой не так сильно, как через несколько лет после того. Соответственно и в материальных ресурсах при комплектации тренерский штаб был скован. Азарт у Александра Владиленовича появился, когда "Металлист" начал демонстрировать действительно приличный футбол.

- Согласны, что "Металлист" до появления латиноамериканцев был совсем другой командой?

- В целом да. Со временем Маркевич определился, что именно ему нужно и начал с помощью Евгения Красникова подбирать под свой стиль игроков. Хотя помимо чисто игровых характеристик немало внимания уделялось и человеческим качествам, совместимости характеров отдельных личностей. Потому что когда человек не способен утолить эгоистических чувств, пользы от него не будет. К примеру, с Тайсоном сначала было очень тяжело. Перевоспитывать пришлось и Жажу Коэльо.

- А перевоспитали?

- Наверное, нет. Жажа видел на поле только себя. Индивидуализм нужен, но не в ущерб команде в целом. Впрочем, какие-то рычаги Мирон Богданович все же находил. Жажа - человек своеобразный. И на футбольном поле, и в жизни.

С остальными иностранцев было проще. Соса, Алехандро Гомес отдыхать, конечно, тоже умели, но когда доходило до дела, то отдавались они сполна. Соса - это вообще вожак вроде Лужного или Ротаня. До нас аргентинец был в "Баварии" и "Наполи". И привык к тому, что каждый уважающий футболист до и после тренировки немного времени должна поработать в тренажерке. В Харькове Соса заставлял работать в зале всех футболистов. Те сначала сопротивлялись, но потом шли за Хосе вереницей. Сначала за Сосой тянулись только аргентинцы, но вскоре присоединились и бразильцы с украинцами. Коллектив у нас тогда был прекрасный. Я говорю именно о футбольном поле. В жизни отношения могли быть разными, но на поле люди становились единым целым. Конечно, зарабатывали игроки "Металлиста" тогда очень хорошо, но и отношение их было соответствующим. И люди их любили. Захожу на сайт фанатов "Металлиста" и вижу в комментариях, Кристальдо играет там-то и забил кому два мяча. Следят люди. Если бы ребята на это не заслуживали, то бы не следили.

- У "Металлиста" дважды была возможность дойти до решающих стадий в еврокубках. В 2009-м было поражение в 1/8 финала Кубка УЕФА киевскому "Динамо". Мирон Маркевич уверен, что игра могла сложиться по-другому, если бы не необходимость играть в грязи за считанные дни до киевского матча поединок против "Львова".

- Трудно сказать. На мой взгляд, мы и в Киеве хорошо выглядели. Проиграли 0:1, хотя возможности забить были. Англичанин Майкл Райли, для которого это был последний в карьере международный матч, не назначил в ворота "Динамо" чистый пенальти. А дома "Металлист" вел 3:1. И победил бы, если бы не то несчастье с голом в свои ворота на последних минутах встречи. Но и неудача сделала нас злее. А главное - по-настоящему увлекся командой Ярославский. Он хотел доказать, что "Металлист" способен обойти "Динамо", стать вторым, выступать в Лиге чемпионов. Для этой цели покупались новые сильные футболисты. Мы же потом побеждали и "Динамо", и "Шахтер". Большое несчастье было проиграть в четвертьфинале Лиги Европы португальскому "Спортинга".

- После завершения сезона-2010/2011 вас уже не было в тренерском штабе "Металлиста". Процитирую господина Стороженко: "Серьезной ошибкой (Ярославского) считаю ... интриги против Иванова и Хруслова". Что Сергей Михайлович имел в виду?

- Не хотелось бы ворошить прошлое. В клубе я в конце концов остался, работал в селекционной службе.

- В итоге получилось, что Маркевич вернул вас в свой тренерский штаб через три года. Но работать вам пришлось под цветами ярого врага "Металлиста".

- Это было лето 2014-го, время, когда началась наша война с Россией. В то время фанаты всех клубов объявили перемирие и соответственно "Днепр" уже не был в глазах горячих сторонников харьковчан тем врагом, что раньше. Немало сторонников обоих клубов пошли воевать. Общая беда объединила. Сейчас о прежних отношениях, видимо, вообще никто не вспоминает. К тому же "Металлист" фактически умирал. Команда начала разваливаться, иностранные футболисты расходились, в клубе появились задержки по зарплате, чего раньше не случалось никогда. Собственно, Маркевич спрогнозировал дальнейшее развитие событий в "Металлисте" еще за полгода до того, как покинуть Харьков.

Как и ожидалось, без работы Мирон Богданович оставался недолго. Приятно, что трудоустроившись, Маркевич вспомнил о нас с Ивановым. Прекрасный был период. Жаль только, что домашние матчи Лиги Европы проводили не в Днепре, а в Киеве. Зато какой была атмосфера, когда возвращались домой! В аэропорту нас постоянно встречал немало болельщиков. И после "Олимпиакоса", и после "Брюгге", и после "Аякса", и после "Наполи". Это было что-то невероятное.

- Для вас стало неожиданностью то, что Маркевич в "Днепре" начал подстраиваться под команду, а не ломать через колено и гнуть свою линию?

- Есть ситуации, когда тренер вынужден подстраиваться к обстоятельствам, до тех футболистов, которые есть под рукой. Да, Мирон Богданович время пытался прививать "Днепру" тот игровой почерк, который был присущ "Металлисту". Но поняв, что эти намерения ни к чему не приведут, Маркевич начал поступать более прагматично. Тем более, что футболисты в "Днепре" были действительно неплохие. При Серхио Рамосе они занимали в чемпионате второе место, неплохо выступали в еврокубках. Ушел Джулиано, иногда непонятно что делал Иван Стринич, кто-то был недоволен своим положением, кому-то недоплатили. Но в целом работать было с кем. Поэтому Мирон Богданович решил, что на первое время будет уместнее придерживаться того игрового стиля, который команда исповедовала при Рамосе.

- "Днепр" имел шанс победить "Севилью" в финале Лиги Европы?

- Шанс есть всегда. Особенно когда речь идет об одном матче. В этом контексте вспоминаю 5 декабря 2009-го. Ярославский праздновал 50-летие, к этой дате он приурочил открытие реконструированного стадиона "Металлист". Кроме того, в этот день родилась жена Маркевича. Казалось бы, у "Оболони" шансов нет. Но мы не реализовали более десятка моментов, Жажа Коэльо не забил одиннадцатиметровый. В воротах киевлян тогда играл Денис Бойко. Мы уже в Днепре ту игру вспоминали. "Денис, ты не спасал, в тебя попадали", - говорю. "Да, чем я только не отражал тогда", - смеялся Бойко. Действительно, как белка в колесе крутился. И отстоял "на ноль". Зато Андрей Воронков реализовал едва ли не единственную за весь матч контратаку оболонцев - 0:1. После матча в одном из ночных клубов Харькова должны были праздновать юбилей президента. Настроения не было ни у кого. Кто-то вообще не пошел, кто-то пришел, но вскоре уехал домой.

Но "Днепр" ... Когда наблюдаю за тем, что делается с клубом сейчас, душа болит. Поработал там два года, но оставил частичку сердца. Будет печально, если днепряне все же прекратят существование. Ведь и традиции славные, и перспективных молодых ребят, выпускников местных спортшкол, немало. Не будет "Днепра" - люди разбегутся по разным городам. Не верю в то, что для Игоря Коломойского проблема рассчитаться с долгами. Для него эти суммы примерно сопоставимы с тем, что мы потратили сейчас на обед. И видно же, что команда городу нужна. Потому что людей на матчи второй лиги ходит больше, чем на большинство поединков Премьер-лиги.

- Харьков в этом контексте вообще уникальный.

- Трогательно, когда на матче "Металлиста-1925" даже в любительской лиге приходило около десяти тысяч человек. Поэтому повторяю ребятам, что мы должны быть достойными таких болельщиков. Хотя, конечно, Харьков достойный большего, чем команды второй лиги. Если бы не Сергей Стороженко, не было бы и этого. Создается впечатление, что футбол в Харькове нужен только Сергею Михайловичу. Он инициировал возрождение команды, сплотил людей. Теперь совместными усилиями возвращаем "Металлисту" действительно профессиональный статус.

Как ни крути, а этот клуб для меня был и остается родным. В структуре "Металлиста" я с 1977 года. С перерывами, но меня сюда тянуло всегда. Поэтому приятно, что могу служить команде в самые сложные периоды. Так было и в середине 90-х, так произошло и сейчас. Футбол для Харькова - это нечто особенное. В начале нашего разговора вы упоминали, что в годы моего детства футбол в нашем городе переживал упадок. Действительно, команда играла в первой и даже второй лиге, но на ее матчах собиралось по 30 000 зрителей, билетов невозможно было достать. Показательно, что и сейчас, когда "Металлист" оказался на грани исчезновения, вокруг него сплотились разные люди. И каждый со своей стороны приложил, чтобы мы вернули профессиональный статус. Кто 50, кто 100 гривен, а кто при помощи моральной поддержки к этому процессу присоединились.


  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Текущий рейтинг
Комментарии (0)
Войти через: